понедельник, 28 ноября 2016 г.

Не меняя традиции. «Крымская газета» об А. С. Грибоедове.


В этот день пятнадцать лет назад «Крымская газета» напечатала очередную статью, посвященную писателю-дипломату и его визиту на полуостров. В отличие от всех иных материалов об А. С. Грибоедове, которое публиковало это издание прежде, данный материал не принадлежал авторству литературного краеведа Татьяны Барской. Вместе с тем, традиционные для этой газеты подходы к описанию грибоедовской поездки в Крым здесь все же нашли свое место. Считаю статью Валентины Тарусиной свидетельством целой эпохи в науке о создателе «Горя от ума» и предлагаю ее текст вниманию Интернет-пользователей.


«Почти три месяца я провел в Тавриде»

«…Чудесно всю жизнь прокататься на четырех колесах, кровь волнуется, высокие мысли бродят и мчат далеко за обыкновенные пределы пошлых опытов, воображение свежо, какой-то бурный огонь в душе пылает и не гаснет», – писал Александр Сергеевич Грибоедов своему «другу и брату» С. Н. Бегичеву о крымских впечатлениях.

Автор «Горе от ума» приехал в Крым в июне 1825 года по пути на Кавказ. Пребывание его в Тавриде сказалось длительнее, чем предполагалось. В Симферополе он остановился в гостинице «Афинская», а уже через несколько дней, покинув берега Салгира, гостил у чабанов на Чатыр-Даге, спал на полоне под открытым небом. Наблюдал, как луна плывет над морем. Затем спустился в Партенит и в Гурзуф. Через еще только зарождавшийся Никитский ботанический сад, приехал в Ялту. В его путевых заметках появляется запись: «Ночую в Дерекое (ныне Ущельное). Кладовая хозяина. Один каштанник во всем краю. Сад Мордвинова в Ялте». «В Алупке, – помечено дальше, – обедаю, сижу под кровлею, которая с одной стороны опирается на стену, а с другой – на камень, пол выходит на плоскую кровлю другого хозяина». Объехав весь Южный берег, Александр Сергеевич Грибоедов попадает в Севастополь, осматривает Георгиевский монастырь, долину Черной речки, Инкерман и бухту. Отсюда его путь лежит в Бахчисарай, где он был очарован красотой ночи, теплым ароматом степного ветерка, журчанием фонтанов ханского дворца. Со скал пещерного города Чуфут-Кале поэт любовался живописной панорамой окрестностей.

В сентябре А. Грибоедов – вновь в Симферополе, гостит у бывшего таврического губернатора А. М. Бороздина в его имении Саблы, в 15 км от города (ныне село Партизаны Симферопольского района). Это местечко называли «крымским гнездом» декабристов. Здесь собирались передовые люди того времени, обсуждая острые политические вопросы. Дом А. М. Бороздина, где жил Грибоедов, сохранился, хотя позднее сильно изменен переделками.

Девятого сентября А. Грибоедов выехал из Симферополя в Феодосию, не остался без его внимания Судак с его знаменитой крепостью. Отсюда путь писателя и дипломата лежал на Кавказ.

Из Феодосии он успел отправить два письма С. Н. Бегичеву. В одном из них подводил итог своего путешествия: «Ну вот, почти три месяца я провел в Тавриде… Еще игра судьбы нестерпимая: весь век желаю где-нибудь найти уголок для уединения и нет его для меня нигде».

Валентина Тарусина.


Источник:
Крымская газета. 2001. № 221. 28 ноября. С. 3.





вторник, 5 июля 2016 г.

Путешествие А. С. Грибоедова на Юг в трудах В. Н. Орлова.


В этот день в родился Владимир Николаевич Орлов (1908 – 1985) – один из самых издаваемых в СССР специалистов по русской поэзии XIX – XX вв.

Владимир Николаевич Орлов
(из фондов Государственного архива
истории Санкт-Петербурга).
Круг научно-исследовательских и литературно-критических интересов Орлова был достаточно широк, но самые видные из его работ редко касались тем, не связанных с лирикой Золотого и Серебряного века. Одним из тех классиков русского стихосложения, с которыми ученый связал почти три десятилетия своей творческой биографии, был и создатель «Горя от ума».

Пять раз напечатав сочинения А. С. Грибоедова (в 1940, 1945, 1953, 1956 и 1959 гг.) и трижды переиздав свою монографию о нем (1949, 1952, 1954 и 1967 гг.), Орлов вошел в историю советской науки о писателе-дипломате как самый публикуемый и читаемый автор. Вместе с тем, в идейном плане его труды так и не стали ярким событием в грибоедовистике.

Причина этому – специфика авторской работы. Не занимаясь архивными разысканиями и не исследуя собственно биографию классика, Орлов предпочитал лишь историко-литературную и теоретическую характеристику его творчества. То же касается и крымской поездки 1825 года. Данный эпизод писательской судьбы в монографиях Орлова почти не освещается, а его комментарий к путевым заметкам Грибоедова до сих пор остается самым кратким за всю историю их публикации и трактовки.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь. 2011. С. 10, 11.






воскресенье, 29 мая 2016 г.

Е. А. Сабанеева и крымская «ипохондрия» А. С. Грибоедова.


В этот день родилась русская мемуаристка Екатерина Алексеевна Сабанеева (1829 – 1889). В ее «Воспоминаниях о былом ...», впервые изданных на страницах журнала «Исторический вестник» в 1900 году, нашлось место заметкам о целом ряде современников автора «Горя от ума». Один из них – близкий родственник Сабанеевой, князь и декабрист Е. П. Оболенский.

Из первой публикации воспоминаний
Е. А. Сабанеевой (1900 г.)
Подобно А. С. Грибоедову, в юном возрасте прошедшему через испытания «дуэлью четверых» и ее трагическим финалом (1817 г.), будущий предводитель восстания на Сенатской площади также был замешан в похожем деле. В 1820 года на дуэли Оболенский застрелил полкового офицера П. П. Свиньина.

Для науки о создателе «Горя от ума» мемуары Сабанеевой интересны, прежде всего, свидетельствами того, насколько остро ее родственник воспринимал исход этого поединка. Наряду с отзывами В. А. Олениной, А. П. Созонович и В. Н. Токарева, также вспоминавшими о состоянии Оболенского, данный источник ценен тем, что наводит на мысль – аналогичные переживания после «дуэли четверых» мог испытывать и Грибоедов.

Вот, что именно писала Сабанеева о князе Оболенском: «С тех пор Евгений очень изменился, это подействовало даже на состояние его здоровья. Духом он был неспокоен, угрызения совести терзали его; часто среди веселой беседы он менялся в лице, сначала оно вспыхивало яркой краской, затем бледнело до цвета белого полотна» («Воспоминания о былом»). И далее: «Мы видели его душевную тревогу, и нам он поведал это свое тайное горе и просил нас молиться за него» (там же). И еще: «Он говорил нам тоже, что жаждет крестов, чтобы омыть себя от греха человекоубийцы» (там же).

Приведенные слова проясняют целый ряд событий, которые произошли с автором «Горя от ума» во время его поездки в Крым (1825 г.) и визита в имение Саблы, хозяин которого, граф А. П. Завадовский, был одним из участников поединка 1817 года. Творческий кризис, овладевший писателем-дипломатом, остановка на полуострове, затянувшаяся на три месяца (вместо планируемых трех недель), мысли о сумасшествии и самоубийстве – все это доказывает, что роль «дуэли четверых» в судьбе Грибоедова была намного больше, чем считалось в отечественной науке.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь. 2011. С. 91, 92.






вторник, 26 апреля 2016 г.

Шекспир и художественные опыты А. С. Грибоедова в Крыму.


В этот день родился классик мировой поэзии и драматургии Уильям Шекспир (1564 – 1616). Его творчество, сыграв значительную роль в развитии большинства европейских литератур, также не прошло мимо и русских авторов – в том числе, создателя «Горя от ума».

Уильям Шекспир
(из книги "The Herball of General Historie ...").
Грибоедов, подобно Шекспиру, был стихотворцем и драматургом. Неудивительно поэтому, что наследие английского мастера живо интересовала его. «Перекраивать Шекспира дерзко, да и я бы гораздо охотнее написал собственную трагедию, и лишь бы отсюда вон, напишу непременно» (ПССГ, т. 3), – писал Грибоедов накануне своего путешествия в Крым.

Трагедии Шекспира о героическом прошлом страны называют хрониками. Принято считать, что если «расположить их в соответствии с исторической последовательностью» (М. В. Урнов), то непременно «развернется картина подъема Англии, роста ее государственной монолитности и величия» (там же). Эти слова – подходящий повод вернуться к дискуссии о том, сколько драматургических сочинений на тему истории планировал написать Грибоедов в действительности. А заодно и предположить, что таковых было не две, как принято считать по традиции, а три. Их отзвуками, собственно, и являются: крымский замысел поэмы о Владимире Крестителе, сцена «Серчак и Итляр», также созданная под влиянием поездки 1825 года, и трагедия о князе Федоре Рязанском. Если же вслед за специалистами по Шекспиру расположить «в соответствии с исторической последовательностью» уже эти сочинения, получится не менее впечатляющая «картина». Ее слагаемыми станут три важнейших эпохи в истории Руси, которые характеризовались становлением государственности (при князе Владимире I), распадом территории (при князьях Сърджане и Владимире Мономахе) и полной потерей ее независимости (при князе Федоре Рязанском).


Источник:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь. 2011. С. 127, 128, 130.