среда, 5 октября 2016 г.

Первая статья о визите А. С. Грибоедова в восточный Крым.


Этим днем, 5 октября, датируется выход в свет статьи «Грибоедов в Феодосии». Обращенная к частным деталям приезда классика на полуостров, публикация Марины Иващенко поддержала зарождавшуюся в эпоху «застоя» тенденцию рассматривать путешествие 1825 г. не панорамно, а локально. Наконец, она стала первым материалом, где связи автора «Горя от ума» с восточным Крымом были выделены в отдельную тему разысканий. Считаю необходимым сделать текст вышеназванного повествования доступным для Интернет-пользователей. 
* * * 

ГРИБОЕДОВ В ФЕОДОСИИ 

История Крыма XIX века связана с именами многих выдающихся людей. Среди них А. С. Грибоедов – дипломат, поэт, историк, музыкант, композитор. 

Грибоедов путешествовал по Крыму с 18 июня по 15 сентября 1825 года. Ближайший друг поэта С. Н. Бегичев вспоминал: «На возвратном пути из Петербурга… Грибоедов приехал в Грузию через Крым, который желал видеть». Умом незаурядного человека воспринял Грибоедов своеобразие крымской природы: «Очень доволен моим путешествием… здесь природа против Кавказа все представляет словно в сокращении: нет таких гранитных громад, снеговых вершин.., душа не обмирает при виде бездонных пропастей… Зато прелесть моря и иных долин ни с чем сравнить не можно». 

А. С. Грибоедов побывал в Алуште, Алупке, Симеизе, Севастополе, Бахчисарае. Обратимся к путевым запискам путешественника. Шаг за шагом мы пройдем по крымской земле, воспринимая ее душой Грибоедова. Нам откроется мир человека, способного до боли чувствовать радость общения с природой. Не раз, стремясь уйти от тяжелых мыслей, Грибоедов поднимался на вершину Чатыр-Дага. «Несколько орлов с закрученными крыльями, их плавный и быстрый полёт. Дождь, словно занавес... близится к нам… Я над стремниной…». 

Впечатления, как маленькие крупицы бисера, стекаются в связку. Ее стержень – тонкая нить настроения поэта. «Подъезд к Никитскому саду лучше самого сада. Заглохшая тенистая тропа... акация, дикий виноград, смоковницы, плачущие ивы... Приятный запах листьев грецкого орешника, когда его в руках растираешь…». 

Феодосия была предпоследним городом в путешествии. Грибоедов расставался с Крымом. Всё более душила необъяснимая тоска, всё более тянуло к одиночеству. Одиночество – непременное условие путешествия поэта к руинам древних поселений. «Кто хочет посещать прах и камни славных усопших, не должен брать живых с собою…». Наедине со своими мыслями ходил Грибоедов по Феодосии. 12 сентября он писал С. Н. Бегичеву: "Нынче обегал весь город, чудная смесь вековых стен прежней Кафы и наших однодневных мазанок". Рассматривая армянские церкви, турецкие мечети, генуэзские башни, бродя по узким улочкам , поэт размышлял о судьбах города. «Отчего однако воскресло имя Феодосии, едва известное из описаний древних географов, и поглотило наименование Кафы, которая громка в стольных летописях европейских и восточных. На этом пепелище господствовали некогда готические нравы генуэзцев; их сменили пастырские обычаи мунгалов с примесью турецкого великолепия; за ними явились мы…». 

С горечью Грибоедов замечает небрежность и безразличие в отношении его современников к историческому прошлому края. 


А. С. Грибоедов покидал Крым с тяжёлым настроением. Поэта преследовали дурные предчувствия. «Так скучно, – писал он из Феодосии, – так грустно!... Я с некоторых пор мрачен до крайности. Пора умереть!... Тоска неизвестная!». 


Оставалось менее четырех лет до трагической гибели А.С. Грибоедова. 


М. ИВАЩЕНКО, 
научный сотрудник Феодосийского 
краеведческого музея.


Источник:
«Победа». 1983. № 190. 5 октября. С. 4.






Комментариев нет:

Отправить комментарий