воскресенье, 15 декабря 2013 г.

«Ученая республика» в преддверии визита А. С. Грибоедова на Юг.


В этот день, 15 декабря 1824 года А. С. Грибоедов стал действительным членом Вольного общества любителей российской словесности, также известного как «Ученая республика». Что же заставило автора «Горя от ума» вступить в ряды ВОЛРС – на тот момент являвшегося «наиболее значительным из всех организаций подобного типа» (В. Г. Базанов)?

Цель работы «Ученой республики» состояла в благотворительности и, что немаловажно, в просвещении всего русского народа. Неслучайно, журнал, издававшийся членами Общества и ставший его главным рупором, назывался «Соревнователь просвещения и благотворения».

На своих сборах члены ВОЛРС занимались обсуждением достаточного широкого круга тем. Доказательство этому – следующие направления деятельности Общества, зафиксированные в его Программе: «Описание земель и народов. Исторические отрывки и биографии знаменитых мужей. Ученые путешествия. Разные рассуждения, речи и вообще все любопытное по части наук и художеств» (В. Г. Базанов). Примечательно, что только в одном 1824 году, в конце которого Грибоедов и был избран членом ВОЛРС, на двадцати четырех его заседаниях были обсуждены следующие доклады и сочинения: «Первое посольство в Голландии при царе Алексее Михайловиче» А. О. Корниловича, «Историческо-топографическое описание города Кадикса и его острова» О. М. Сомова, «Замечания [Наполеона – С. М.] об острове и ордене Мальты» и «Путешествие на катере» Н. А. Бестужева, анонимные «Отрывки из журнала плавания Этолина», «Описание карпатских Альп» В. Б. Броневского и «Отрывки из путешествия» В. К. Кюхель­бекера.

Среди членов ВОЛРС, близко знавших Грибоедова, следует упомянуть сразу несколько литераторов. В 1820 году Н. И. Греч представлял здесь «Несколько походных записок русского офицера», изданных штабс-капитаном И. И. Лажечниковым, и «Письмо с острова Сен-Доминго», а В. К. Кюхельбекер предлагал к рассмотрению «Европейские письма». В 1821 году «Ученая республика» изучала «Записки об Испании» Ф. В. Булгарина, в 1822-ом разбирала сочинение Д. М. Княжевича «Прием английских путешественников в Египте», а спустя еще один год – «Воспоминания о Германии …» Н. И. Греча.

Как видно, в литературной программе ВОЛРС жанр путешествия занимал одно из ключевых мест. Еще в 1817 году секретарь «Ученой республики» А. А. Никитин предлагал издание полной «Российской энциклопедии», поясняя целесообразность данного проекта наличием множества «достопримечательных и любопытных мест в отечестве нашем, ожидающих трудолюбивой руки любителей изящности». А в начале 1820 года вице-президент организации В. Н. Каразин утверждал: «… Вместо путешествий небывалых опишем лучше путешествия действительные, совершенные в недрах отечества нашего». И далее: «Исчислим естественные произведения России, нравы ее разновидных областей, от кочующего на льдах полярных чукчи до индейца, благоговейно поклоняющегося бакинскому огню». Этому же деятелю принадлежит еще один характерный призыв: «Пора перестать быть подражателями только».

Едва ли возможно установить всех деятелей ВОЛРС, которые поддерживали с Грибоедовым дружеские отношения и в известной степени влияли на его художественные воззрения. Однако нельзя не заметить того, что среди них мог оказаться целый ряд исследователей и путешественников, не только бывавших в Полуденной России, но и писавших о ней (вплоть до 1825 года). Не считая авторов художественных сочинений на «древнерусскую» и «малороссийскую» тематику, таковыми могли стать В. Г. Анастасевич, В. Б. Броневский, В. В. Измайлов, П. И. Кеппен, А. О. Корнилович, Я. М. Лыкошин, А. Н. Пушкин, А. Ф. Рихтер и Д. И. Языков.

Писали об Украине и так называемые «посторонние лица» (Устав ВОЛРС) – те, кто, не являясь членом Общества, все же принимал участие в его деятельности. К числу таковых принадлежал и грибоедовский родственник П. А. Муханов, чье «Описание древностей, найден­ных в Киеве…» было одобрено на заседании «Ученой республики» 1 сентября все того же 1824 года.

Как видно, став членом ВОЛРС, Грибоедов оказался среди исследователей и литераторов, считавших «путешествие» весьма авторитетным жанром. Как же повлиял этот факт на драматурга после 1824 года?

Вступление Грибоедова в ряды ВОЛРС совпадает с переломным этапом его художественного развития. Именно в это время автор «Горя от ума» прекращает свои опыты в области драматургии и принимается за поиск новых форм творческой самореализации. Таковые должны были отвечать его мышлению интеллектуала и вынужденному образу жизни дипломата.

Исканиям Грибоедова помогает общение с авторами травелогов и собственные эксперименты в области художественно-документальной прозы. Именно с литературным «путешествием» автор «Горя от ума» отныне связывает будущее своего творчества. Этот жанр как никакой иной соответствует представлениям Грибоедова о художнической свободе и роли искусства в жизни общества. Наконец, в работе с травелогом писатель-дипломат также намеревается решить давно волновавшую его проблему соотношения творчества и службы.

Увлечение Грибоедова литературой путешествия, с одной стороны, привлекает внимание автора к «Ученой республики», а с другой – лишь усиливается после вступления в ее ряды.

Что же до крымского путешествия, то именно оно и позволяет создателю «Горя от ума» испытать свою новую эстетическую программу в деле. Свидетельство тому – путевой дневник 1825 года, ставший неповторимым явлением как в творчестве Грибоедова, так и в русской прозе того времени.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь, 2011. С. 173, 174, 176–177.



воскресенье, 1 декабря 2013 г.

Для чего А. С. Грибоедов встречался с Н. М. Карамзиным накануне поездки в Крым?


В этот день родился Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) – великий русский историк, писатель и общественный деятель.

Николай Михайлович Карамзин
(из книги "Письма русского путешественника").
«… Стыдно было бы уехать из России, не видавши человека, который ей наиболее чести приносит своими трудами», – писал А. С. Грибоедов о Карамзине в 1824 году. И далее: «Я посвятил ему целый день в Цар­ском Селе и на днях еще раз поеду на поклон».

Установлено, что творчество Грибоедова испытывало сильное влияние карамзинизма как школы «сентиментальной» литературы. С другой стороны, известен и тот интерес, который проявлял автор «Горя от ума» к отечественной истории. Почему в таком случае с Карамзиным Грибоедов встретился именно в 1824-ом, а не годом ранее или, к примеру, в первый столичный период своей жизни?

Успехи в драматургии не могли удержать автора «Горя от ума» от поисков иных форм творческого самовыражения. Грибоедов остро нуждался в жанре, который позволил бы ему сочетать искусство с деятельностью по службе и в полной мере отвечал бы его натуре художника-интеллектуала. Неизбежным кажется обращение писателя-дипломата к травелогу – «литературному путешествию», специфика которого в полной мере отвечала его новым эстетическим и жизненным установкам.

Решительное влияние на развитие травелога в России оказали «Письма русского путешественника», изданные Карамзиным в 1791–1795 гг. Само собой разумеется, Грибоедов знал об этом и потому не мог видеть в своем именитом собеседнике одного лишь историка или просто художника-сентименталиста. Да и случайно ли то, что встречи с Карамзиным он искал в 1824 году – в самый разгар подготовки к путешествию в Европу? В ходе этой поездки Грибоедов-прозаик явно рассчитывал испытать свою новую творческую программу, центральное место в которой отводилось именно травелогу.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь, 2011. С. 172, 190–191.