суббота, 11 марта 2017 г.

Грибоедовские темы на волнах радио «Спутник в Крыму».



Ровно месяц назад, 11 февраля, радиостанция «Спутник в Крыму» обратилась к теме убийства А. С. Грибоедова в Тегеране. Разговор, посвященный трагедии 188-летней давности, коснулся самых разных дат, которые знаковы для науки об авторе «Горя от ума», и тех уроков, которые мы продолжаем извлекать из событий, изменивших облик России в 1829 году. С удовольствием предлагаю вниманию Интернет-аудитории расшифровку моей беседы с журналистом Андреем Матюхиным, которая прозвучала на крымских радиоволнах в очередную годовщину гибели писателя и дипломата.





Андрей МАТЮХИН

11 февраля 1829 года погиб в Тегеране не только поэт и драматург, но и русский дипломат Александр Сергеевич Грибоедов. О его творчестве, о его влиянии на нас, в том числе, и о том … его пребывании в Крыму будем говорить с гостем в нашей студии. С удовольствием представляю – это кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Крымского федерального университета имени Вернадского Сергей Минчик. Сергей, приветствую Вас!

Сергей МИНЧИК

Приветствую.

Андрей МАТЮХИН

Давайте начнем, наверное, как раз с этих исторических событий, да? Что же произошло в Тегеране в 1829 году и почему там оказался Грибоедов?

Сергей МИНЧИК

Собственно говоря, почему и что. Есть ответы на эти вопросы вполне официальные. Как бы все мы, те, кто в советское время в школе учился, те, кто в постсоветской школе учился, хорошо эти ответы на эти вопросы помним. Толпа религиозных фанатиков в этот самый день, 11 февраля 1829 года, что называется (в прямом смысле этого слова – не образно, а буквально) растерзала Александра Сергеевича Грибоедова, нашего всеми любимого, почитаемого, уважаемого классика. И ликвидировало русское посольство, которым Александр Сергеевич Грибоедов (а помним, что он был не только поэтом и драматургом, он был кадровым дипломатом)… Которым он руководил в этом ближневосточном городе.

Напомню, что в 1828 году, накануне, Персия проиграла вялотекущую неприятную для нее войну с Россией. И Александру Сергеевичу Грибоедову, кадровому дипломату, было поручено проконтролировать выполнение Туркманчайского мирного договора, который накануне, в 1828 году, при его непосредственном участии, во-первых, был составлен, а во-вторых, после того, как этот договор был подписан, выполнялся. Грибоедов был откомандирован вместе с охраной туда, в Персию, и его место нахождения там …Оно было обусловлено вполне понятными причинами – человек должен был следить за тем, как условия этого договора… А они включали выгодные для России в стратегическом плане позиции: например, проконтролировать переход в гражданское подданство, российское, всех тех, кто, например, христианского вероисповедования в Персии находился, на тот момент… Статьи, в том числе и эту, очень жестким, так сказать, образом и бдительно, как это Грибоедов делал... Он человек был талантливый, и разумеется, что эта его рачительность в исполнении и этой задачи, которая перед ним стояла, поставлена была Государем Императором – значит, она и, во многом, послужила этим поводом для трагедии.

Ну, нас, грибоедоведов, тех, которые изучают не столько его вклад в развитие этих процессов исторических, геополитических, сколько наблюдают за творчеством Грибоедова (оно по-прежнему не оставляет равнодушными в наше время никого из тех, кто берет в руки грибоедовские книги)… Для нас отрадно то, что… Много кто считает, что тогда 11 февраля 1829 года в Тегеране точка в грибоедовской судьбе, в истории этого блистательного человека, поставлена не была. Потому-то есть в грибоедоведении… В узком (и в широком, кстати говоря) кругу специалистов известна так называемая «грибоедовская тайна», тайна его смерти, связанная с «зороастровской легендой», которая гласит о том, что в бытность еще рядовым секретарем миссии дипломатической, за почти десять лет до пребывания… в с своем последнем … последнего визита… В 1818 году Грибоедов, находясь в Персии, сблизился с мобедами, как их тогда называли, огнепоклонниками-зороастрийцами, которые рассказали ему секрет чуть ли не вечной жизни. И тогда научили раскрывать в себе какие-то внутренние тайные силы, благодаря чему… Много кто говорит о том, что Грибоедов и благодаря этому и написал «Горе от ума» – выдающееся произведение, которое пережило очень многие классические сочинения того времени. Говорят, что Грибоедов, единожды, вспыхнув, после этого ничего не написал. Говорят – это ж тоже тайна! Почему, если человек талантливый, почему он не может писать хорошо всегда – например, как Пушкин..!

Андрей МАТЮХИН

Все время..!

Сергей МИНЧИК

… Да! Грибоедов «выстрелил» этим «Горем от ума», а потом вроде как исписаться-то человек не может, потому что он не очень много-то и писал. Поэтому сторонники этого такого мистического какого-то направления в науке говорят о том, что, да, эта тема, зороастровская, она в грибоедоведении актуальна. С ней связывают и тайну написания «Горя от ума», и тайну якобы гибели Грибоедова, подразумевая, что в 1829 году Грибоедов не погиб – его предупредили о том, что с ним может произойти такая трагедия. Он благополучно, так сказать… Ретировался, да? Если можно так сказать… Избежал этой трагической участи. И кстати говоря, для той эпохи, для той поры, для 20-х годов, вот эта идея инсценировки собственной смерти – она безумно популярной была в свете… Начнем с того, что в 1825 году, якобы после крымского путешествия не погиб Александр I, Император, в Таганроге, в связи с чем и возникла легенда о Федоре Кузьмиче. Потому что Александр I тяжело переживал свое участие в убийстве собственного отца, Павла I, в 1801 году. И, так сказать, тяготившись этими обязательствами, которая светская жизнь накладывает на венценосного монарха, он решил уйти, что называется, в подполье – посвятить себя Богу, скитальчеству и служению людям. У Грибоедова тоже… Я рад, что мне удалось в ходе работы с архивами и с источниками (малоизвестными в грибоедоведении), доказать, что у Грибоедова было предостаточно причин для того, чтобы… Такой же поворот в своей судьбе избрать. Потому что человек тоже тяготился очень важными, тревожными, драматичными эпизодами в своей жизни, ему тоже было, что замаливать, и у него тоже было достаточно причин искать спасение в уединении от людей. Так что мы…

Андрей МАТЮХИН

Одна из теорий, но достаточно интересная!

Сергей МИНЧИК

… Как бы я полагаю, что… В грибоедоведении почему-то, в нашей науке о Грибоедове, очень долгое время эта «зороастровская легенда»… Она не в полном объеме, во-первых, учитывалась, потому что есть несколько ее разных версий, они очень разные, но они все вписываются в эту легенду. Наука, она… Если не принимать что-то, она хотя бы не должна в изоляции находиться от этих фактов, потому что устное свидетельство людей – это тоже свидетельство. Как минимум, это все надо держать в поле зрения, даже если мы с этим не согласны, потому что сейчас мы не понимаем, что это значит, и пытаемся игнорировать эти факты. Это не говорит о том, что после нас не придут те люди, которые прекрасно понимают, где эти факты должны смотреться в общей картине мира, не найдут им должной интерпретации. Поэтому я считаю, что «зороастровская легенда» и другие легенды, связанные с жизнью и с творчеством Грибоедова, они должны быть, как минимум, в обойме: если не в активе, то, как минимум, в пассиве.

Андрей МАТЮХИН

Кстати, Сергей. Мы говорим о Грибоедове, мы говорим о его творчестве, о его дипломатической роли. Грибоедоведение – это, действительно, целый мир. Что в этом году еще мы связываем с Грибоедовым, с его творчеством, с его деятельностью. И что, может быть, отмечаем?

Сергей МИНЧИК

Таких дат действительно несколько. Ну, собственно говоря, весь январь – он само по себе грибоедовский, потому что по старому стилю Грибоедов и на свет появился в январе, и ушел из жизни в январе. Потому что трагедия в Тегеране по старому стилю 30 января произошла, по новому стилю, мы ее датируем 11 февраля.

У нас в этом году, в 2017, круглая дата, очень серьезная для грибоедоведения. Во всяком случае, для меня как одного из исследователей Грибоедова. Почему – потому что традиционно в истории этой науки событию, о котором я сейчас скажу, внимание не уделялось. А оно, между тем, связано, в том числе, и с той «зороастровской легендой», о которой я сказал. Потому что речь идет о «четверном поединке», или «дуэли четверых», или «двойном поединке», или «двойной дуэли», как принято этот эпизод называть в истории культуры, который произошел в 1817 году и жертвой которого стал один из приятелей Александра Сергеевича Грибоедова поручик Василий Васильевич, кавалергард, Шереметьев. Собственно, Грибоедов, как принято считать… Многие современники, несмотря на то, что предпочитали утаивать обстоятельства этой трагедии, как мне кажется, я доказываю в своих исследованиях, неотступно и планомерно эту мысль…. О том, что все-таки трагическая развязка данного «четверного» поединка, она, она была ключевым событием в жизни Грибоедова, потому что, на мой взгляд, именно это событие в дальнейшем, повлияв на всю жизнь Грибоедова, повлияло и на его творчество, в том числе. И главным событием в его жизни было не восстание декабристов, как считали представители предыдущего поколения исследователей, которые были кровно заинтересованы в том, чтобы связать с революционным движением в России всех – и тех, кто связан был действительно, и тех, кто не был действительно связан с ним… И Пушкина, и, не знаю, Лермонтова, наверное... И Грибоедов в том числе оказался в обойме тех, кого советские литературоведы туда относили. Я убежден, что все-таки ключевым событием была «четверная дуэль», где… Она четверной не случайно называется. Она действительно очень кровожадной была, потому что сначала стрелялись собственно дуэлянты, потом к барьеру должны были выходить секунданты. Собственно четыре выстрела должно было произойти, дуэль тогда в семнадцатом году не завершилась, вторым кругом. Второй круг переложили на тысяча восемьсот, перенесли, восемнадцатый год. Короче говоря, вся эта история растянулась надолго, и Грибоедов ею очень долго тяготился. В 1825 году, пребывая здесь, в Крыму, спустя уже почти семь лет после второго этапа этой самой «четверной дуэли», он об этом поединке тоже постоянно вспоминал хотя бы по той причине, что секундант его, Александр Петрович Завадовский, граф, камер-юнкер двора его Императорского Величества и кавалер, он здесь в Крыму жил, владел имением Саблы. В 1823 году это имение Завадовским было куплено у бывшего генерала, генерал-губернатора Таврической губернии графа Бороздина.

Сто лет четверной дуэли. В этом году 80-летие мы отмечаем Сергея Александровича Фомичева. Это круглая дата, не юбилей. Это человек, профессор, с именем которого связаны крупнейшие грибоедоведческие проекты последних десятилетий, не одного. Он и организатор всех титульных конференций, которые в разное время и в разных городах в Москве, тогда еще в Ленинграде, потом в Петербурге, в Хмелитах проводили. Он главный редактор полного академического издания собраний сочинений Грибоедова. Он издатель грибоедовской энциклопедии. Это Карл Маркс, что называется, отечественного грибоедоведения. Долгих лет, так сказать, здоровья и творческих успехов Сергею Александровичу Фомичеву.

Сто лет мы отмечаем в этом году, мы, крымчане, крымскому скульптору Леониду Семеновичу Смерчинскому. Сто лет – это крупная дата. Естественно, Леонида Семеновича в живых уже нет, но для нас, крымчан, это имя незаслуженно забытое. Кстати говоря, оно с Грибоедовым связывается не опосредственно, а прямо. Этому человеку принадлежит авторство единственного в Крыму памятника Грибоедову, который ныне установлен в Алуште в бронзе, а когда-то Леонидом Семеновичем Смерчинским он был сделан из другого материала и установлен в пятьдесят третьем году на углу Массандровской дороги и Ялтинской трассы. При повороте на Массандру этот памятник долгое время находился – и до события, которое связано было с ДТП, когда этот памятник пострадал. Собственно говоря, единственным памятником был тогда Грибоедов Смерчинского в камне – там. Потом этот памятник после трагедии отлили из бронзы и установили уже в Алуште. Смерчинский – автор, что называется, этого единственного пока памятника Грибоедову. Он, кстати говоря, в Украине был единственным.

Семьдесят лет отмечаем Людмиле Николаевне Вьюницкой. Автор статьи известной в узких и широких кругах краеведов, грибоедоведов – о месте пребывания Александра Сергеевича Грибоедова здесь в Симферополе, в здании якобы гостиницы «Афинской». Людмила Николаевна Вьюницкая на белом коне, можно сказать, въехала в грибоедоведение, сказав о том, что… ребята, вы до сих пор что-то не то думали, не так считали, почему, потому что краеведы не знают о том, была ли эта гостиница в те годы, когда здесь путешествовал Грибоедов. Гостиница «Европейская», возможно, была, а «Афинская» нет. То есть у нас есть краеведы, у нас есть грибоедоведы, которые с Грибоедовым связаны и отмечают крупные круглые даты, юбилейные даты. Всем им здоровья, об этих людях забывать нельзя.

Андрей МАТЮХИН

Да, Сергей, ну очень интересно вы рассказываете. У нас, к сожалению, не так много времени остается для завершения беседы. И, конечно же, мы о крымском этапе жизни, скажем, Грибоедова говорили уже как-то в нашей студии, но а сейчас хотелось бы. наверное, в завершение поговорить о том, а чему же учит грибоедоведение, с учетом и дипломатической деятельности Грибоедова, и с учетом его творчества. Сейчас насколько это актуально?

Сергей МИНЧИК

Наверное, о том насколько Грибоедов в творчестве для всех для нас поучителен, наверное, любую книгу любого русского классика если открыть и внимательно ее прочитать, понятно будет, что русская классика она потому и классика, что она всегда вне времени и она всегда учит только хорошему. И в этом смысле Грибоедов ничем не отличается от наших великих мастеров русского слова, которые для нас для всех вот эти вот самоучители по выживанию в этом меняющемся опасном для нас мире оставили. Выжить в нем возможно и под силу только если опираться действительно на вечные, а не временные ценности. Все ответы на все вопросы в книгах, которые русские писатели написали. Здесь Грибоедов не исключение.

Но он есть, в свою очередь, исключением в ряду литераторов по той причине, что погиб он как дипломат, все-таки не как писатель, а как дипломат. И вот здесь Грибоедов нас учит тому, и эта трагедия, которая с ним разыгралась, чему не учат другие писатели. Почему, потому что он был шире литературы, к счастью или к сожалению, и в этом смысле эта география его жизни, она возвращает нас мысленно к событиям, свидетелями которых уже мы являемся. Потому что Грибоедов стал, оказавшись на острее геополитического противостояния на Ближнем Востоке, которое уже тогда в двадцатых годах XIX века вела Россия со странами Запада, только тогда, так сказать, гегемоном в этом смысле и главным режиссером этих процессов была Великобритания, не США. Грибоедов, там оказавшись, он попал в эпицентр этого противостояния и он стал невинной жертвой этого противостояния. По факту Персия на тот момент, как и Ближний Восток сейчас – это была площадка для выяснения отношений крупных геополитических игроков. Кстати, недавние события в Турции показывают, насколько роль дипломата, она действительно может быть ключевой в разрешении очень многих политических узлов. Убийство дипломата Карлова, которого недавно связывали с Грибоедовым, это, кстати, не первая трагедия. В Ливии американцы столкнулись с тем, что такое Ближний Восток. Ближний Восток – это дело тонкое, там после начала спецоперации стран Запада погиб посол Соединенных Штатов Америки. Иными словами, Ближний Восток – это место, которое не терпит пустоты. Понимаете, это дело тонкое, но если кто-то из гегемонов геополитических думает, что он приходит туда единожды и навсегда и там не будет конкуренции, это не так, потому что любая площадка геополитического соперничества она не терпит пустоты и какой бы, знаете, плюс там не появился, все будет минус. В противовес, не потому что минус это плохо, электрон он же вокруг ядра молекулярного вращается со знаком минус не потому, что он плохой, а протоны, которые там в середине, они хорошие, просто если не будет электрона, то молекулярное ядро развалится, и всегда надо об этом помнить. Поэтому Россия на Ближний Восток тогда при Грибоедове пришла, тогда она при Грибоедове впервые, надо полагать, все-таки закрепилась на Ближнем Востоке. Его смерть не была случайной, потому что его трагическая гибель, она надолго привязала Персию, а впоследствии Иран, к этой орбите внешнеполитического влияния, и Россия тогда впервые по факту, при Грибоедове, выходила к Индийскому океану. А то, что России на Ближнем Востоке всегда кто-то противостоял, тогда при Грибоедове это была Великобритания, сейчас, уже при других послах, сейчас, уже при другой России, это какие-то другие страны. Так было всегда и так, наверное, будет всегда.

Андрей МАТЮХИН

Спасибо большое, Сергей, спасибо за столь интересный рассказа. Конечно же мы неоднократно еще будем к этой теме возвращаться, но сейчас несмотря на то, что мы акцентировали внимание в нашем разговоре с самого начала о трагической гибели Грибоедова, я думаю, что помнить нужно не о том, как он погиб, а о том как он жил и какую роль в истории, в том числе, в истории литературы он оставил. Поэтому читайте «Горе от ума» и делайте выводы. Сегодня и сейчас. Напоминаю, в гостях у нас был кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Крымского федерального университета имени Вернадского Сергей Минчик. Всего вам хорошего.


Источник:
https://www.youtube.com/watch?v=qqEQBYJHt2Y&feature=youtube_gdata_player