среда, 29 января 2014 г.

Петр Великий и трагедия А. С. Грибоедова о князе Владимире.


В этот день скончался Петр I (1672–1725).

Личность и подвиги первого Императора России, ставшие яркими страницами истории, получили массу откликов в искусстве. Не обходили стороной Петра в своем творчестве и русские литераторы – в том числе, А. С. Грибоедов.

Царь Петр
(из книги "Петр Первый").
Доподлинно известно, что автор «Горя от ума» был знаком с работами И. И. Голикова «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России» и Н. И. Новикова «Древняя Российская вивлиофика». Анализ этих книг нашел свое отражение в ряде грибоедовских заметок и писем.

Отклики Грибоедова о Петре особо интересны в свете его творческой работы в Крыму – над трагедией о князе Владимире I. В известной степени они позволяют установить, «какие проблемы ассоциировались» (Ю. М. Лотман) у автора «Горя от ума» с Крестителем древних русичей.

Сравнение Петра и Владимира было нередким явлением в художественно-литературной традиции. Имя первого русского Императора встречается в трагедокомедии Феофана Прокоповича «Владимир» и в одноименной поэме М. М. Хераскова. Что же до Грибоедова, то в его художественном сознании, вероятно, фигуры двух государей не только сопоставлялись, но и противопоставлялись.

В отличие от многих современников, создатель «Горя от ума» не входил в круг «поклонников Петра» (А. Н. Пыпин). Вот почему его отклики об Императоре в основном носят недоброжелательный характер. А некогда известные стихи Грибоедова, посвященные этому деятелю, так и не были ни разу опубликованы – «как не совсем удобные для печати» (Н. К. Пиксанов).

Заметки Грибоедова о Петре немногочисленны и почти всегда лаконичны.

«Введение рабства чрез подушную подать», – и далее: «Безмерные подати», – и еще: «Несведующие судьи». Такими словами Грибоедов характеризует роль Петра в жизни подвластных ему людей. Что же до сподвижников, то к ним первый русский Император, во-первых, недоверчив: «Бегство Петра в 1689 году в Троицкий монастырь от горсти стрельцов Щегловитого, между тем, как он находился посреди своей потешной гвардии, либо несказанная трусость, либо недоверчивость к окружающим», – и далее: «Клевета на Хованских и их казнь не делает чести прозорливости Петра», – а во-вторых, деспотичен, вследствие чего не боится утвердить единоличную власть, распустив Боярскую Думу: «Отмена формулы: "Государь сказал, Бояре приговорили"».

Приведенные заметки о Петре указывают на то, что в характере русских самодержцев Грибоедова должны были занимать две составляющие: отношение к народу и к ближайшему окружению. Каким же в свете этого интереса виделся автору князь Владимир?

Если верить Н. М. Карамзину, с «Историей ...» которого Грибоедов был хорошо знаком, киевский государь был полной противоположностью Петру. Вот каким было отношение Крестителя к верноподданным: «Будучи другом усердных Бояр и чиновников, он был истинным отцем бедных, которые всегда могли приходить на двор Княжеский, утолять там голод свой и брать из казны деньги». И еще: «… Больные, говорил Владимир, не в силах дойти до палат моих – и велел развозить по улицам хлебы, мясо, рыбу, овощи, мед и квас в бочках». Так же, по словам Карамзина, Креститель не боялся привлекать к управлению государством других представителей знати: «… Любил советоваться с мудрыми Боярами о полезных уставах земских». И еще: «… Владимир любил дружину и с нею совещался об устройстве страны, и о войне, и о законах страны, и жил в мире с окрестными князьями».

Итак, заметки Грибоедова позволяют сделать вывод, что одной из центральной в его трагедии о Крестителе могла оказаться тема власти. Веское доказательство тому – наблюдения над идейно-поэтическими характеристиками других сочинений автора. Драмы Грибоедова «Грузинская ночь», «Родамист и Зенобия» и «1812 год», комедии «Дмитрий Дрянской» и «Горе от ума» сближались с традицией «русской политической трагедии» (В. Э. Вауро) именно благодаря своему гражданскому звучанию. Как видно, свое место среди этих работ занимало и сочинение о князе Владимире – что не может не свидетельствовать об особой роли Крыма в творческом развитии Грибоедова-драматурга.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь, 2011. С. 132, 133, 134, 135.