четверг, 15 августа 2013 г.

Бессмертная пьеса А. С. Грибоедова в «крымском переплете».


В это день родился Владимир Павлович Казарин – доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской и зарубежной литературы Таврического национального университета имени В. И. Вернадского.
Авторству профессора Казарина принадлежит вступительная статья к сборнику «А. С. Грибоедов. Горе от ума», напечатанному в серии «Школьная библиотека» (Симферополь, 1987 г.). Выпущенная редким для крымских издательств тиражом – 50 000 экземпляров – эта книга заняла видное место в грибоедовиане. С удовольствием поздравляю многоуважаемого Владимира Павловича с днем рождения и предлагаю вниманию Интернет-пользователей текст вышеназванной статьи.

* * * 

А. С. Грибоедов и его комедия «Горе от ума».

Владимир Павлович Казарин
на II Международном Конгрессе
исследователей зарубежной литературы.
В «Путешествии в Арзрум» Пушкина описан такой эпизод: «Отдохнув несколько минут, я пустился далее и на высоком берегу реки увидел против себя крепость Гергеры. Три потока с шумом и пеной низвергались с высокого берега. Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. – «Из Тегерана». – «Что вы везете?» – «Грибоеда». – Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис».
Так 11 июня 1829 года в последний раз встретились два выдающихся русских поэта, которых связывало так много общего, что неслучайным кажется даже то, что они были тезками. Одного Александра Сергеевича везли к месту последнего приюта, другой спешил австречу своей судьбе, не менее трагической, столь же прекрасной и короткой.
Александр Сергеевич Грибоедов (1795–1829) был необыкновенно одарен от природы. Даже его недоброжелатели признавали за ним глубокий ум и широкую образованность. В 1806 году, в возрасте одиннадцати лет, он поступает в Московский университет, в котором заканчивает курсы трех факультетов – сначала словесного, потом юридического, затем физико-математического. В 1812 году семнадцатилетний кандидат словесности готовится держать экзамен на звание доктора прав, но начавшаяся война меняет планы, и он добровольно записывается в гусарский полк, оставив военную службу только после заключения мира. Уже в юности будущий драматург овладел французским, немецким, английским и итальянским языками, позднее начинает изучать латинский и греческий, потом – персидский, арабский, турецкий, санскрит.
Грибоедов замечательно играл на фортепиано и был автором нескольких музыкальных произведений, в частности, вальсов. Только музыкант мог найти остроумное и свежее сравнение Скалозуба с фаготом. Грибоедов любил импровизировать за инструментом, и некоторые из его музыкальных фантазий, по преданию, были развиты в романсах А. А. Алябьева, его близкого приятеля. По свидетельству М. И. Глинки, Грибоедов «сообщил» ему «тему грузинской песни, на которую вскоре потом А. С. Пушкин написал романс» – «Не пой, красавица, при мне…» (1828). Один из тех редких случаев, когда слова были написаны на готовую музыку!
Чтобы характеристика Грибоедова была полной, следует сказать, что он отнюдь не был книжным затворником. Природа наделила его не только умом, но и кипучей энергией, а также незаурядной волей. Служба в армии, например, надолго закрепила за молодым Грибоедовым славу неистощимого на выдумки озорника. Приходилось ему видеть перед собой ствол дуэльного пистолета – на Кавказе ему прострелили ладонь, что парализовало мизинец и мешало играть на фортепиано. Кстати, по простреленной руке был в 1829 году опознан в Тегеране его обезображенный труп. Во время персидской войны Грибоедов, чтобы изжить в себе страх перед вражеским обстрелом, выехал на одно из опасных мест и простоял там до тех пор, пока не насчитал 124 заранее им назначенных неприятельских выстрела.
Творческое наследие автора «Горя от ума» невелико по объему, но чрезвычайно разнообразно. Тут и комедии, водевили, трагедии, и стихи, переводы, эпиграммы, музыкальные произведения, критические и публицистические статьи и заметки, проекты и записки делового содержания, дневниковые «Путевые записки», интереснейшие письма. Чтобы оценить в полной мере значительность созданного Грибоедовым, надо вспомнить, что главным в его жизни была чрезвычайно ответственная, требовавшая много времени, сил и знаний дипломатическая служба. Он навсегда связал себя с нею в 1817 году, поступив в Коллегию иностранных дел. Творчеству Грибоедов мог отдавать только немногие свободные часы. «Не ожидай от меня стихов, – читаем в одном из писем, – горцы, персиане, турки, дела управления, огромная переписка нынешнего моего начальника поглощают все мое внимание». Фактически «Горе от ума» – произведение, обессмертившее имя автора, – было создано во время первого длительного отпуска, полученного им за несколько лет службы сразу.
По некоторым свидетельствам современников Грибоедова замысел «Горя от ума» рождается у него в 1816 году (или даже еще ранее). Если это действительно так, то потом в работе над комедией наступает длительный перерыв. В июле 1818 года его зачисляют секретарем русской миссии и он уезжает на три с лишним года в Персию. Давний замысел не оставляет Грибоедова, но он лишен возможности заняться им вплотную. Первые явления «Горя от ума» создавались уже на Кавказе в 1821–1822 годах, где Грибоедов служил «по дипломатической части» при командующем Кавказским корпусом, герое войны 1812 года генерале А. П. Ермолове. В марте 1823 года драматург выхлопотал себе долгожданный отпуск и уезжает в Москву, откуда в июне 1824 года отправляется в Петербург. Именно в эти свободные от служебных забот годы перерабатываются первые два действия комедии, пишутся третье и четвертое, совершенствуется и вычищается текст всего произведения в целом. В последующем вносились лишь отдельные поправки.
В том же 1824 году Грибоедов начинает хлопотать об издании комедии, но наталкивается на решительный отказ цензуры. При жизни драматурга «Горе от ума» так и не увидит света. Единственное, чего удастся добиться Грибоедову и его друзьям, это публикации с многочисленными цензурными поправками и сокращениями в январе 1825 года в альманахе «Русская Талия» 7–10 явлений первого действия и всего третьего акта.
Но комедия сама нашла дорогу к читателям. Она разошлась в огромном количестве рукописных списков. В числе первых ее переписчиков были декабристы. Их копии стали источником появления десятков новых, так как они настойчиво пропагандировали комедию. В результате уже в 30-е годы в России, по некоторым сведениям, насчитывалось более 40 000 списков «Горя от ума»! Ни одно печатное произведение не имело такого тиража. Осознавая, что в таких условиях цензурный запрет произведения, которое все давно знают наизусть, выглядит по меньшей мере глупо, Николай I в 1833 году личным распоряжением разрешил первую публикацию комедии. В тексте был сделан целый ряд цензурных изменений и сокращений, но читатели прямо в соответствующие места книги вносили необходимые поправки и дописывали пропущенное. Полный бесцензурный текст «Горя от ума» в большом количестве экземпляров ввозился в Россию из-за границы. Только в 1862 году с «Горя от ума» будет окончательно снят цензурный запрет.
Причины невиданного, прямо-таки триумфального успеха комедии заключаются в том, что она самым полным образом откликнулась на потребности читающей России. Проблема, которую Грибоедов поставил в центр произведения, была не просто актуальной, она была в высшей степени злободневной и, будучи масштабной, касалась практически всех сторон общественной жизни. В самом деле, в «Горе от ума» рассказано о неудачной любви Чацкого к Софье, но содержание комедии отнюдь не укладывается в узкие рамки любовной драмы. Мы узнаем о казнокрадстве, искательстве чинов и мест, некомпетентности и невежестве, надругательстве над человеческим достоинством, но пьеса Грибоедова от этого не становится в ряд «обличительных» в прямом и узком значении этого слова произведений. Нас познакомят с целой галереей лиц и характеров, каждый из которых будет отмечен яркой индивидуальностью, очерчен острым пером сатирика, но «Горе от ума» не назовешь комедией нравов. Все перечисленное и многое другое входит в художественный мир пьесы как частные проявления более широкой проблемы, которая давно назревала в России, но с недавних пор стала всеми осознаваемой реальностью, – расколотого надвое общества, в котором консервативное большинство встречает решительный отпор со стороны узкого, но чрезвычайно энергичного круга вольнодумцев, требующих перемен.
Как всякий выдающийся художник, Грибоедов не следует слепо законам творчества, уже выработанным его предшественниками, а подчиняет их тем проблемам, которые волнуют его, и, если надо, ломает эти законы, устанавливая новые. «Я как живу, так и пишу – свободно и свободно», – подчеркивал драматург в письме другу. На страницах «Горя от ума» сталкиваются не просто Чацкий и Фамусов, а «век нынешний» и «век минувший». А раз на сцене должны предстать два века, то ее не может не заполнить половодье героев, в каждом из которых главный конфликт получает индивидуальное и чрезвычайно разнообразное выражение. В свете общей проблемы расколотой на два мира России по-особому высветится и неудачная любовь Чацкого, и хищная покорность Молчалина, и жандармская прямолинейность Скалозуба, и самоуверенная праздность Фамусова, ощущающего за своей спиной поддержку всей старой Москвы с ее знатностью, богатством и властью.
Столь широко задуманная комедия требовала решительной ломки сложившихся драматургических традиций. Если даже признать, что Грибоедов сохраняет единство времени (все события пьесы происходят в течение дня) и места (мы не покидаем пределы дома Фамусова), то единства действия в классицистическом смысле в «Горе от ума» нет. В пьесах догрибоедовской поры если речь шла о женитьбе, то все герои говорили об этой женитьбе, если о злоупотреблениях, – каждый должен был оказаться или вором, или разоблачителем. Конкретные заботы и интересы героев комедии Грибоедова совершенно различны и лишены внешнего единства. Еще можно сказать, что Молчалин непосредственно связан с любовным конфликтом Чацкого и Софьи (хотя его роль в этом конфликте весьма своеобразна и достаточно самостоятельна), но Скалозуб кроме того, что он возможный жених дочери Фамусова, в остальном совершенно в стороне об любовного треугольника. Супруги Горичи никак не связаны не только с любовной темой, но вообще далеки от проблем фамусовского дома. Все мысли княгини Тугоуховской заняты заботой о том, как бы пристроить повыгоднее шесть своих дочерей. Самостоятельный круг проблем принесут на сцену графиня бабушка и графиня внучка, отдельной темой станет появление Загорецкого или Репетилова, совершенно независима от других в своем сценическом бытии старуха Хлестова. А ведь всего в комедии около 50 появляющихся на сцене и упоминаемых лиц!
Весь этот пестрый и на первый взгляд хаотичный мир желаний и страстей обретает единство только в широких границах проблемы внутренней раздвоенности дворянской России. Обладая своей «темой», каждый из героев по-разному высвечи вает ее отдельные грани, находя тем самым свое место в общем ансамбле.
«Век нынешний» ярче всего представлен в образе Чацкого. Это мир передовых идей, гуманизма, патриотизма, резкого неприятия крепостного рабства, нравственного и политического застоя. В лагере Чацкого совсем немного единомышленников. С пророческой силой Грибоедов своей комедией подчеркнул, насколько узок круг людей такого рода («в моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека»), и на примере главного героя предсказал их поражение в первом столкновении с фамусовщиной (после разгрома декабристов в официальных документах их, как и Чацкого, часто будут называть «безумными»). Из числа новых людей в комедии помимо Чацкого названы двоюродный брат Скалозуба, племянник Тугоуховской князь Федор и некоторые другие. Показательно, что они принадлежат к московской знати. Следовательно, даже в этих кругах пробивают себе дорогу новые идеи. При всей своей немногочисленности герои нового склада, защитники «свободной жизни» явно пугают окружающих, которым принадлежит большинство. Как писал блестящий истолкователь «Горя от ума» И. А. Гончаров в статье «Мильон терзаний», «Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей, в свою очередь, смертельный удар качеством силы свежей».
Сила и незыблемость фамусовского мира призрачны. Старая барская Москва еще способна на какое-то время объединиться в травле Чацкого, клеветнически объявив своего неутомимого обличителя сумасшедшим, но, предоставленная самой себе, она предстает перед читателями и зрителями разобщенной и обеспокоенной. Все гости Фамусова недовольны друг другом, в их отношениях сквозит зависть, желание выделиться среди окружающих. Единственное, что удерживает этот мир от полного распада, – страх за себя. Они ощущают скорый конец «века покорности и страха». Их настолько пугают перемены, происходящие вокруг, что они порой позволяют себе глухой ропот недовольства в адрес Александра I. Вспоминая о покойном дяде Максиме Петровиче, Фамусов с нескрываемой тоской говорит:

Век при дворе, да при каком дворе!
Тогда не то, что ныне,
При государыне служил Екатерине.

«Придираются» к «новизне» и «старички» из московской знати, которых тоже раздражает то, что теперь «вольнее всякий дышит». Но все эти разговоры кончаются, разумеется, ничем: «Поспорят, пошумят, и… разойдутся». Фамусовскому миру остается только брюзгливое сожаление о прошлом да огульное отрицание всего нового: пансионов, школ, лицеев, гимназий, институтов.
Трагической фигурой предстает в комедии Грибоедова Софья. Не расставшись до конца с «веком минувшим», она не стала вполне героиней «века нынешнего». Ей чужды идеалы Фамусова, который мерит человека знатностью и богатством. Уже в том, что Софья сделала своим избранником «безродного» Молчалина, проявился ее протест против старого мира. Но чтобы стать действительно новым человеком, надо много учиться. Не случайно книги – главный предмет ненависти Фамусова и его гостей. Лишенная глубокого образования, воспитанная в застойной атмосфере барского дома, Софья, сама того не замечая, находится в плену у предрассудков, которые защищает ее отец. Так, в самой любви ее умиляет рабская покорность Молчалина, его робость и даже молчание. Идеал духовного общения, таким образом, принял почти пародийное воплощение.
Особой заслугой Грибоедова, о которой нельзя не сказать, явилось речевое богатство его комедии. Каждый из многочисленных героев «Горя от ума» наделен ярким и индивидуальным языком. Тут и гражданская экспрессия обличительных монологов Чацкого, и казарменные откровения Скалозуба, и канцелярская вкрадчивость Молчалина, и барская фамильярность Фамусова, и налет сентиментальности в речи Софьи.
Пьеса Грибоедова принадлежит к числу крупнейших достижений реализма декабристской поры. По глубине проникновения в социальную природу конфликтов современности, мастерству типизации, филигранной точности психологической и речевой характеристики героев она стоит рядом с романом Пушкина «Евгений Онегин», работа над которым была начата в 1823 году. Пророческими оказались слова И. А. Гончарова о комедии «Горе от ума»: «Она, как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед».
…Отпуск, который под предлогом болезни был продлен писателю почти на два года, подходил к концу. В 1825 году Грибоедов по пути на Кавказ посещает Киев, потом три месяца (с 18 июня по 15 сентября) путешествует по Крыму, в ноябре прибывает к месту службы. Всего месяц оставался России до крутого поворота в ее истории.
14 декабря 1825 года в Петербурге декабристы предприняли попытку вооруженного переворота, закончившуюся кровавой расправой над восставшими. Уже через месяц к генералу А. П. Ермолову прискакал из столицы фельдъегерь с приказом «немедленно взять под арест чиновника Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами, употребив осторожность, чтобы он не имел времени к истреблению их, и прислать как оные, так и его самого под благонадежным присмотром в Петербург прямо к Его Императорскому Величеству». А. П. Ермолов, оппозиционно настроенный к придворной знати и бюрократии, предупредил Грибоедова об аресте и дал ему возможность уничтожить все компрометирующие документы. Четыре месяца находился писатель в заключении в здании Главного штаба. При обыске в его вещах был обнаружен только рукописный том «Горя от ума». Сам он решительно отрицал всякую связь с декабристскими тайными организациями. Наиболее видные руководители декабристов (в их числе К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель) тоже твердо заявили о непричастности Грибоедова к подготовке восстания. В результате последний был оправдан и с «очистительным аттестатом» отправлен обратно на Кавказ.
Грибоедов и его друзья сделали все, чтобы скрыть от следствия участие автора «Горя от ума» в движении декабристов. Вследствие этого мы тоже не располагаем надежными документами. По свидетельству мемуаристов, членство Грибоедова в тайном обществе специально не было документально оформлено, так как друзья берегли в нем «человека, который своим талантом мог прославить Россию». Высказывалось предположение, что через него осуществлялась связь декабристов с А. П. Ермоловым, которого прочили в члены Временного правительства, что в Киев он заехал специально для встречи с руководителями Южного общества. Существуют некоторые другие гипотезы.
В любом случае ясно одно: вопрос о связи Грибоедова с декабристами нельзя решать формально – состоял он или нет в тайном обществе. Достаточно красноречив уже тот факт, что драматург был в самых тесных отношениях со многими видными декабристами – К. Ф. Рылеевым, А. А. и П. А. Бестужевыми, В. К. Кюхельбекером, А. И. Одоевским, Д. И. Завалишиным, А. И. Якубовичем и многими другими. Лучшей рекомендацией передовых настроений Грибоедова, его в самом высоком смысле революционных настроений является комедия «Горе от ума», созданная в атмосфере преддекабрьского подъема. Если ее автор расходился с декабристами, то не в области идеалов, которые были у них одинаковы, а в понимании путей осуществления этих идеалов. Именно в этом смысле следует понимать фразу, которую приписывают Грибоедову некоторые мемуаристы, пытаясь доказать отсутствие всяких связей между ним и дворянскими революционерами: «Сто человек прапорщиков хотят изменить весь правительственный быт России». Обладая большим опытом дипломатической работы, постоянно сталкиваясь с необходимостью оценивать реальные возможности России и ее противников, Грибоедов не мог не видеть «необъятную силу правительства, основанную на силе вещей» (Пушкин). Фраза о «ста прапорщиках» отражает отчетливое понимание Грибоедовым того, что борьба с самодержавием не может основываться на заговоре двух-трех сотен единомышленников, так как им противостоит мощный государственный аппарат. По характеристике В. И. Ленина, именно в этом состоял главный порок декабризма: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа». Если Грибоедов и расходился с декабристами, то как человек, обогнавший их в своем понимании социальных и политических проблем. В этом он тоже повторил судьбу Пушкина.
В последекабрьские годы очень ярко раскрылся дипломатический талант Грибоедова. Ему в значительной степени принадлежит заслуга успешной подготовки и подписания в феврале 1828 года в селении Туркманчай мирного договора с Персией. Твердо отстаивая государственные интересы родины, Грибоедов одновременно был убежден, что прочный мир нельзя основать на ущемлении интересов другой стороны. От чиновников, которым была поручена работа по установлению новых границ России, он требовал строгого соблюдения статей Турк манчайского трактата, предостерегая от «притязания на увеличение наших владений против условий договора».
рибоедов, прибывший в Петербург с вестью о подписании мира, был осыпан милостями царя, старавшегося придать блеск своей первой военной победе. Дипломату, всего два года назад находившемуся под следствием, был пожалован орден святой Анны 2-й степени с бриллиантами, денежная премия в 4 000 червонцев (40 000 рублей), чин статского советника (штатского генерала). Грибоедову отказали только в одном – отставке или хотя бы отпуске. Уже 25 апреля 1828 года он был назначен полномочным министром при дворе персидского шаха. По существу, это была завуалированная ссылка. Николай I всячески стремился удалить из столицы тех, кто так или иначе был связан с движением декабристов. Понятно, что в этом ряду автор «Горя от ума», до конца своих дней неутомимо ходатайствовавший по начальству об облегчении участи сосланных, был среди первых. Сам «полномочный министр» расценивал свое назначение как политическую ссылку. И действительно, в ноябре 1828 года министерство иностранных дел учредило за ним специальное наблюдение.
Грибоедов ехал в Персию с тяжелым ощущением близкой беды. «Он был печален и имел странные предчувствия», – писал Пушкин. В одном из писем Грибоедова этого времени читаем: «Прощайте! Прощаюсь на три года, на десять лет, может быть, навсегда». В Тбилиси он, отвергая всякие отсрочки, торопит свою свадьбу с Ниной Чавчавадзе, с которой его давно связывало глубокое взаимное чувство.
Назначение Грибоедова был серьезным ударом по планам английской дипломатии, стремившейся ослабить влияние России на Востоке. Учитывая, что Россия в это время находилась в состоянии войны с Турцией, англичане подталкивают Фехт-Али-шаха к разрыву Туркманчайского договора. Поводом для этого должно было стать убийство русского вазир-мухтара (полномочного посла). 30 января 1829 года толпа религиозных фанатиков, которых убедили в том, что русская миссия оскорбляет национальные обычаи, окружила посольский дом. При пол-ном бездействии персидской стражи начался штурм здания. Все, кто были в посольстве, – казаки, курьеры, переводчики, чиновники – погибли, мужественно защищаясь. Вместе со всеми пал и Грибоедов.
Смерть автора «Горя от ума» была воспринята в Петербурге со скрытым удовлетворением. Николай I благосклонно принял 12 августа 1829 года в Зимнем дворце «искупительную миссию» во главе с пятым сыном наследника шаха Хосров Мирзою, который среди прочих подарков передал русскому царю знаменитый алмаз «Шах» (хранится ныне в Алмазном фонде России). Согласно официальной версии чуть ли не единственным виновником происшедшего оказался сам Грибоедов, твердость и принципиальность которого были названы «опрометчивыми порывами», взбунтовавшими чернь. Нежелание правительства разбираться в подлинных причинах трагедии проявилось и в том, что перезахоронение членов миссии, погибших при защите государственного достоинства России, было осуществлено только в 1836 году, после настоятельных просьб русских дипломатов.
Тело Грибоедова в соответствии с его завещанием было доставлено в Грузию, о процветании которой писатель заботился во время службы на Кавказе и в Персии, и захоронено на горе Мтацминда в Тбилиси. Надпись на памятнике, воздвигнутом женой, гласит: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя».

Источник:
Грибоедов А. С. Горе от ума. Комедия в стихах: в четырех действиях. Симферополь, 1987. С. 5–13.




Комментариев нет:

Отправить комментарий