понедельник, 25 февраля 2013 г.

Крымская грибоедовиана академика М. В. Нечкиной.


В этот день, 25 февраля, родилась Милица Васильевна Нечкина (1901–1985) – советский ученый, член Академии Наук СССР, видный специалист по истории революционного движения в России XIX века.

Милица Васильевна Нечкина
(из журнала "Отечественные архивы", 2004, № 6). 
Особое место в творческом наследии академика занимают работы об авторе «Горя от ума». Монография Нечкиной «Грибоедов и декабристы» (1947 г.) не только выдержала два переиздания (в 1951 и 1977 гг.), но и стала самым объемным из всех когда-либо напечатанных трудов о писателе-дипломате. Содержание же этой книги и вовсе предопределило общий дух отечественного грибоедоведения. Именно к наблюдениям и выводам М. В. Нечкиной восходят работы крупнейших филологов-исследователей жизни и творчества драматурга: С. М. Петрова, В. Н. Орлова, В. П. Мещерякова и С. А. Фомичева.

Отдавая должное значению крымской поездки для А. С. Грибоедова, академик писала и о ней. Правда, интерес М. В. Нечкиной к данному событию ограничивался лишь его рассмотрением в свете контактов писателя с деятелями революционного подполья: сначала в Киеве (с М. П. Бестужев-Рюминым, А. З. Муравьевым, С. И. Муравьевым-Апостолом и С. П. Трубецким), а затем и в Крыму (с Н. Н. Оржицким, М. Ф. Орловым, Г. Ф. Олизаром, Хенриком Ржевуцким и Адамом Мицкевичем).

Связующим звеном киевского и крымского этапов странствия Грибоедова академик Нечкина считала его крымскую «ипохондрию». По мнению историка, сильный приступ внутреннего напряжения, охвативший драматурга на полуострове, был вызван его разногласиями с членами Южного тайного общества.

Еще в Киеве, то есть почти в самом начале своего путешествия, Грибоедов якобы был перехвачен заговорщиками, которые могли склонять его к участию в подготовке цареубийства уже летом–осенью 1825 года. Драматург же, предвидя крах заговора, отверг предложения декабристов и погрузился в глубокую депрессию, осознав «себя вне надвигавшихся» революционных преобразований. Вот почему М. В. Нечкина убеждена в такой последовательности событий: «Сначала киевское свидание, потом страшный приступ тоски с мыслью о самоубийстве».

Однако факты, указывающие на обусловленность данного приступа визитом литератора в деревню Саблы, позволяют усомниться в правоте академика. Более того, подчеркивая безосновательность ее избыточного внимания к вопросу о контактах писателя с южными заговорщиками, эти факты закономерно открывают и другие перспективы – в том числе для переоценки выводов Нечкиной по теме «Грибоедов и декабристы» вообще.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь, 2011. С. 74, 108–109.




Комментариев нет:

Отправить комментарий