воскресенье, 19 августа 2012 г.

«Многим обязан я Грибоедову...». Памяти А. Н. Муравьёва.


18 (30 по н. ст.) августа в Киеве умер Андрей Николаевич Муравьёв (1806–1874) – русский литератор, драматург, путешественник, религиозный и общественный деятель, приятель А. С. Грибоедова.

Андрей Николаевич Муравьёв
(из книги "Таврида").
С автором «Горя от ума» Муравьёв познакомился в Крыму в сентябре 1825 года. Своё знакомство с Грибоедовым в одной из симферопольских гостиниц путешественник описывал так: «Случилось однажды ночью, что, встревоженный страшным сном, я громко вскрикнул, и на этот крик вбежал ко мне из соседнего номера сам Грибоедов. Тут только мы увиделись и сейчас же сошлись».

Интересно, что в записках Муравьева говорится не об одной, а о нескольких (двух или трёх) встречах с Грибоедовым. «…Я уже видел часть Южного берега, не находя себе отголоска в равнодушных людях, меня окружавших, когда я познакомился с ним в Симферополе. Мы поехали вместе на Чатырдаг», – пишет автор воспоминаний сначала. И далее: «В Бахчисарае я опять свиделся с Грибоедовым; после очаровательной прогулки в Чуфут-Кале я долго беседовал с ним ночью...». И ещё: «В последний раз я увидел Грибоедова и открылся ему...».

Судя по цитируемым запискам, Андрей Николаевич Муравьёв чаще других видел Грибоедова на полуострове. Почему же автор «Горя от ума» проводил в обществе этого человека так много времени?

В 1825 году Муравьев активно занимался литературным творчеством. Итогом его художественных опытов на Юге стали поэтический сборник «Таврида», первая часть поэмы «Потоп» и трагедия «Владимир», тексты которых он привез в Москву уже в следующем году.

Следует принять во внимание и то, что со временем Муравьев прославился как один из самых ярких мастеров духовной литературы XIX века, а также как заметный деятель религиозного движения. Тем интереснее, что в своих воспоминаниях он утверждал: «Многим обязан я Грибоедову...».

Приведенные слова поэта-путешественника, разумеется, нельзя воспринимать однозначно. Его мемуары составлялись в то время, когда личность и творчество Грибоедова уже «начинали становиться предметом легенды и «наследование» ему также могло осознаваться как миссия». Наконец, сам А. Н. Муравьев был одержим «постыдной страстью» к ряду современников, а потому, видимо, не мог не вспоминать о дорогих ему людях без явного преувеличения.

Впрочем, это вовсе не значит, что Муравьёв сплошь фантазировал, когда писал о драматурге – некоторое влияние на его внутреннюю эволюцию (причем не только художественную, но и духовную) автор «Горя от ума» действительно мог оказать. Ведь, странствуя по Крыму, Грибоедов сам интенсивно развивался как литератор и христианин. Поэтому среди лиц, часто и подолгу видевших будущего классика на Юге, оказалось немало творческих (А. К. Боде, Н. В. Сушков) и религиозных (А. И. Крымгиреев, И. А. Мальцов) людей. По этой же причине видное место в крымском окружении Грибоедова занял именно Муравьев – в то время ещё молодой путешественник, не чуждый литературе и спасительной вере в Господа.


Литература:
Минчик С. С. Грибоедов и Крым. Симферополь, 2011. С. 57, 58.




Комментариев нет:

Отправить комментарий