понедельник, 31 августа 2015 г.

На пути к скверу «Грибоедовский».


Сегодня в свет вышел свежий номер крымской «Литературки», главный редактор которой согласилась публиковать цикл моих очерков об открытии в Симферополе сквера имени А. С. Грибоедова. Благодарю Татьяну Андреевну Воронину за ее решение и предлагаю вниманию Интернет-пользователей первую из заявленных публикаций.


* * *

Совсем недавно в Симферополе заговорили о необходимости увековечить память А. С. Грибоедова, который посетил этот город 190 лет назад. С предложением сделать это к властям обратился кандидат филологических наук, преподаватель Крымского федерального университета Сергей Минчик. Руководству города идея понравилась, и оно выступило со встречной инициативой – открыть в честь великого классика сквер. Тому, как воплощается в жизнь этот необычный проект, Сергей Минчик решил посвятить цикл очерков. Один из них «ЛГ+» предлагает вниманию своих читателей.

ПУТЬ К СКВЕРУ
Из записок грибоедоведа

АРХИТЕКТОР

В среду, семнадцатого июня, я встал под кабинетом Главного архитектора Симферополя. Дело было ранним утром. «Вы по какому вопросу?» – спросил Эрнст Филсурович, когда очередь дошла до меня. «Здравствуйте, я по вопросу открытия Грибоедовского сквера», – ответил я. «Какого еще сквера?» – переспросил он. Я засуетился: «У Агеева мне сказали подойти к Вам и показать все бумаги». Мавлютов поднял брови: «Кто сказал?». «Эдуард Доля», – ответил я. «Кто?» – недоверчиво спросил он. Меня осенило: значит, не в курсе. «Речь идет о проекте, который мы согласовали с Виктором Николаевичем еще в бытность его мэром, – сказал я. – Вас не предупредили?». «Первый раз слышу, – покачал головой Эрнст Филсурович. – К девяти будет Екатерина, лучше пообщайтесь с ней». «Приехали …», – подумал я и вышел в коридор.
Через несколько минут передо мной показался силуэт. «Так вот, куда перевели пресс-службу Бахарева», – понял я и направился вслед за ним. «Какими судьбами!» – воскликнул Саша Шилко, увидев меня. – Заходи. Чай будешь?». «С удовольствием», – ответил я. «У нас здесь все верх дном пока, так что не обращай внимания, – пробормотал он. – А ты чего здесь? Телевидение?». «У меня по средам выходной, – улыбнулся я. – Екатерину, помощницу Мавлютова, знаете?». Саша задумался: «Ты ее ждешь?». До девяти еще было время, и я решил рассказать свою историю с начала.
«То есть вы с Агеевым ждали, когда в Симферополе назначат Главного архитектора?», – спросил Саша, когда мой рассказ подошел к концу. «Без него ни один проект согласовать не вышло бы, – ответил я. – В мае Эдуард сообщил, что Виктор Николаевич все помнит, и предложил встретиться с Мавлютовым. Я попросил его отрекомендовать меня, и уже на прошлой неделе он сказал, что идти к архитектору можно, Эрнст Филсурович будет ждать». Саша посмотрел на часы и встал: «Подожди меня здесь, сейчас вернусь».
Я осмотрелся. За окном белело здание Государственного совета, вокруг меня теснилась мебель, стильная офисная вперемежку со старой. Шло время, и старинную комнату все больше заливало солнцем. Становилось жарко. Неожиданно открылась дверь. «Пойдем», – сказал мне Саша. Я поставил чашку на стол и последовал за ним.
«Да как тут вообще разобраться можно! – весело развел руками Мавлютов, когда мы зашли. – Стоит куча людей, все чего-то хотят, а один сидит и молчит. Я у него спрашиваю, что надо, а он мне в ответ о Грибоедове». Мы рассмеялись. «Грибоедов приехал в Симферополь сто девяносто лет назад, – начал я, – и сейчас, в Год русской литературы…». «Знаешь что, – перебил меня Эрнст Филсурович, – мы, технари, народ прямой, так что давай по существу: какой сквер, где и так далее». Мы с Сашей переглянулись. «Виктор Николаевич долго выбирал место, – сказал я, – но в итоге остановился на участке набережной близ Автовокзала». Мавлютов повернулся к стене, где висела большая карта города: «Я был там! Очень запущенное место. Катя, надо бы заказать аэрофотосъемку». «Это не все, – воодушевился я. – Грибоедовский сквер станет одним из трех культурно-досуговых и рекреационных объектов, которые можно было бы открыть в городе». «Какие еще?», – спросил Эрнст Филсурович. «Поляна Жуковского на берегу Салгира, около двадцать четвертой школы, и Батюшковский спуск в старом городе», – ответил я. Мавлютов оживился: «А где именно в старом городе?». «Где Лестница любви, – сказал я. – Там все равно придется наводить порядок, но раз уж неподалеку стоит гостиница, в которой жил Батюшков, можно увековечить его имя, установив там памятник, ротонду и смотровую площадку». «Здание гостиницы сохранилось?» – спросил Мавлютов. Я кивнул: «На углу Ефремова и Курчатова». Он многозначительно посмотрел на свою помощницу: «Катя, это тоже надо учесть».
Поговорив еще некоторое время, мы повставали со стульев. «Нужно пройти всю процедуру, – сказал Эрнст Филсурович. – Собери инициативную группу, к примеру, таких же ученых, как и ты, напиши на имя Главы горадминистрации письмо и, когда будет ответ, снова приходи». Мы попрощались. Мавлютов пожал мне руку: «Оставь бумаги Екатерине и запиши ей свой номер». «Мои контакты есть в распечатке проекта», – ответил я. «Ну тогда мне пора», – сказал он и, подмигнув, добавил: «Если что, пароль – Грибоедов!».
Закончив с Горисполкомом, я решил зайти в Горсовет. При входе в приемную Председателя меня остановила охрана. «Мне для Виктора Николаевича бумаги оставить, – сказал я. – Лена Полякова или кто-то из его помощников на месте?». «Сейчас подойду», – прокричал женский голос из глубины коридора. Я посмотрел через плечо дежурного, и увидел высокую блондинку, которая приближалась уверенным шагом. «Ого! – подумал я. – Вы Лена?». «Да, – улыбнулась она. – Идемте». «Мне ваш номер дал Саша Шилко, – начал я. – Но мой телефон пока заблокирован, так что пришлось зайти без предупреждения». Лена показал мне на стул: «Присаживайтесь». «Вы знаете об идее открыть Грибоедовский сквер?» – спросил я. «Конечно», – ответила она. Я рассказал о своем знакомстве с Мавлютовым и о его предложении составить петицию на имя Главы Симферополя. Лена взяла листок бумаги и ручку: «Проще простого! Начнем с шапки …».
Пока мы сочиняли текст, в кабинете напротив хлопнула дверь. Я оглянулся – из приемной вышел Агеев. Он посмотрел на нас, вежливо поклонился и скрылся за поворотом. «Передадите Виктору Николаевичу копию проекта? – спросил я Лену. – Такая же есть у Мавлютова». Она взяла бумаги и неожиданно застыла. «Как дела?» – послышалось сзади. Я снова оглянулся. В комнате стоял Агеев и улыбался. «Здравствуйте, Виктор Николаевич!» – вскочил я. «Ну как, движется дело?» – спросил он. «Еще как!» – начал я и рассказал ему о своих приключениях. Агеев терпеливо выслушал и, поворачиваясь к двери, протянул мне руку: «Будут трудности, заходи!».
Дождавшись, пока я сложу бумаги в сумку, Лена вышла со мной в коридор. «Как зарегистрируетесь у Бахарева, звоните», – сказала она. Мы расстались, и, отложив тему сквера до выходных, я растворился на два дня в работе.

Продолжение следует.

Сергей МИНЧИК,
г. Симферополь.


Источник:
«Литературная газета + Курьер культуры: Крым–Севастополь». №15/16 (186/187). 31 августа 2015 г. С. 3.






Комментариев нет:

Отправить комментарий